Кандинский о сущности произведения искусства

Всякое произведение искусства есть дитя собственного времени, нередко оно и мама наших эмоций. Так каждый культурный период делает свое собственное искусство, которое не может быть повторено. Рвение вдохнуть жизнь в художественные принципы прошедшего может в наилучшем случае вызвать художественные произведения, подобные мертворожденному ребенку. Мы не можем ни ощущать, как древнейшие Кандинский о сущности произведения искусства греки, ни жить их внутренней жизнью. Так, к примеру, усилия применить греческие принципы в пластическом искусстве могут сделать только формы, схожие с греческими, но само произведение остается бездушным на все времена. Такое подражание похоже на подражание обезьян. С наружной стороны движения мортышки совсем сходны с человечьими. Мортышка посиживает и держит Кандинский о сущности произведения искусства впереди себя книжку, она перелистывает ее, делает задумчивое лицо, но внутренний смысл этих движений совсем отсутствует.

Существует, но, другого рода наружное сходство художественных форм: его основой является настоятельная необходимость. Сходство внутренних стремлений всей духовно-моральной атмосферы, устремленность к целям, которые в главном и главном уже ставились, но потом были позабыты Кандинский о сущности произведения искусства, другими словами сходство внутреннего настроения целого периода, может логически привести к использованию формами, которые удачно служили этим же рвениям периода прошедшего. Отчасти этим разъясняется появление нашей симпатии, нашего осознания, нашего внутреннего сродства с примитивами. Эти незапятнанные живописцы так же, как и мы, стремились передавать в собственных произведениях только Кандинский о сущности произведения искусства внутренне-существенное, при этом сам собою произошел отказ от наружной случайности.

Но, невзирая на всю значимость, эта принципиальная внутренняя точка соприкосновения является все таки только точкой. Наша душа, только не так давно проснувшаяся от долгого периода материализма, таит внутри себя эмбрион отчаяния)- следствие неверия, бессмысленности и бесцельности. Еще не Кандинский о сущности произведения искусства совершенно миновал ужас материалистических мнений, сделавший из жизни вселенной злую бесцельную игру. Пробуждающаяся душа все еще живет под сильным впечатлением этого ужаса. Только слабенький свет мелькает, как одинокая крохотная точка на большущем круге черноты. Этот слабенький свет является только чаянием для души и узреть его у души еще не хватает Кандинский о сущности произведения искусства смелости; она колеблется, не есть ли этот свет - сновидение, а круг черноты - реальность. Это колебание, также гнетущие муки - последствие философии материализма - очень отличает нашу душу от всего сердца живописцев "примитивов". В нашей душе имеется трещинка, и душа, если удается ее затронуть, звучит как надтреснутая драгоценная ваза, отысканная в глубине Кандинский о сущности произведения искусства земли. Вследствие этого переживаемое в текущее время тяготение к примитиву может иметь только короткую продолжительность в его современной, в достаточной мере взятой форме.

В текущее время зритель, но, изредка способен к таким вибрациям. Он желает отыскать в художественном произведении либо незапятнанное подражание природе, которое могло бы служить практическим целям Кандинский о сущности произведения искусства (портрет в обыкновенном смысле и т. п.), либо подражание природе, содержащее известную интерпретацию: "импрессионистская" живопись, либо же, в конце концов, облеченные в формы, природы духовные состояния (то, что именуют настроением). Все такие формы, если они вправду художественны, служат собственному предназначению и являются духовной едой, даже и в Кандинский о сущности произведения искусства первом случае. В особенности правильно это для третьего варианта, когда зритель в собственной душе находит с ними созвучие. Очевидно, такая созвучность (также и отклик) не должны оставаться пустыми либо поверхностными, а напротив: "настроение" произведения может углубить и возвысить настроение зрителя. Такие произведения, во всяком случае, ограждают душу от вульгарности. Они поддерживают Кандинский о сущности произведения искусства ее на определенной высоте, подобно тому, как настройка поддерживает на соответствующей высоте струны музыкального инструмента. Но, утончение и распространение этого звучания во времени и пространстве, все таки остается однобоким и вероятное действие искусства этим не исчерпывается.

Духовная жизнь, частью которой является искусство и в какой оно Кандинский о сущности произведения искусства является одним из более массивных причин, есть движение вперед и ввысь; это движение сложное, но определенное и переводимое в обычное. Оно есть движение.

Во мраке укрыты предпосылки необходимости устремляться "в поте лица" вперед и ввысь - через мучения, зло и муки. После того, как пройдет один шаг и с пути устранены Кандинский о сущности произведения искусства некие преграды, какая-то неизвестная злая рука кидает на дорогу новые глыбы, которые другой раз, казалось бы, совсем засыпают дорогу, делая ее неузнаваемой.

Тогда неизбежно приходит один из нас - людей; он во всем подобен нам, но несет внутри себя загадочно заложенную в него силу "видения". Он лицезреет и показывает Кандинский о сущности произведения искусства. Время от времени он желал бы избавиться от этого высшего дара, который нередко бывает для него тяжким крестом. Но он этого сделать не может. Сопровождаемый изымательством и ненавистью, всегда вперед и ввысь тянет он застрявшую в камнях повозку населения земли.

Нередко на земле уже издавна ничего не осталось от его Кандинский о сущности произведения искусства телесного Я, тогда и всеми средствами стараются передать это телесное в огромного масштаба мраморе, железе, бронзе и камне. Будто бы телесное имело какое-либо значение для таких божественных служителей и страдальцев населения земли, презиравших телесное и служивших одному только духовному. Вроде бы то ни было, эта тяга к возвеличению Кандинский о сущности произведения искусства в мраморе служит подтверждением, что большая часть людской массы достигнула той точки зрения, на которой некогда стоял тот, кого сейчас чествуют.


kapuya-gorod-pod-vlastyu-rima-211-do-n-e.html
karachaevci-doklad.html
karacheninoj-natalii-adolfovni-uchyotnij-period-2010-2011-uchebnij-god.html