Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава

Мак

Выселение из моего тела вышло одномоментно.

В ту же секунду, когда я услышала, как произношу слова, которых не гласила и никогда бы не произнесла, я оказалась поймана гиганской силой воли Синсар Дабх, вырвана из собственного тела и засунута назад в коробку.

Никогда не считай меня слабенькой, мурлычет Синсар Дабх. Я контролирую тебя Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава, детка. ВСЕГДА.

Когда она запихивает меня в тесное, черное помещение и захлопывает крышку, я думаю - дерьмо! Нет в моем теле никакого секретного отделения, куда меня можно запихать!

И точно так же во мне никогда не было истинной книжки, открытой либо закрытой. Синсар Дабх нарисовала для меня Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава две детальные иллюзии и катастрофически отлично впарила их. Я внушила для себя эти иллюзии, поверила в их и тем оказалась в их плену. Но пленила меня не Книжка.

А моя собственная доверчивость.

Вера - это действительность.

Тут, лишенная тела, я постигаю эту правду в момент исключительной ясности и понимаю, что это краеугольный Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава камень всего существования. Не только лишь моего. Всего вокруг. Какой самый испытанный метод оказаться жертвой? Поверить, что ты жертва. А путь к победе? Поверить, что ты фаворит.

Я верю в свое тело, пинком открываю крышку несуществующей коробки, и окружающие меня границы стираются в ничто, ибо они и есть ничто.

Я Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава выпрямляюсь в полный рост, и ярость моя беспредельна по бессчетному ряду обстоятельств. Для начала: я услаждалась теплым разговором с Джадой. Первым за длительное время, кажущееся малеханькой болезненной вечностью. Она позволила именовать себя Дэни. И глубоко в ее очах я увидела приветственный проблеск того старого-доброго знакомого пламени. Моя девченка Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава была там. И приближалась к тому, чтоб выкарабкаться на поверхность.

А позже мой рот именовал ее «тупой сукой».

Ага. Этого точно довольно, чтоб основательно меня выбесить.

Я терпеть не могу это слово. Понятия не имею почему. Просто терпеть не могу. И меня полностью сломила моментальная боль Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава в ее очах, беззащитная эмоция, предшествовавшая пониманию того, что Книжка вновь овладела мной. Я не сомневаюсь, она усвоит, что я не имела этого в виду, но смысл не в том. Это всего только подводит меня ко второму пт: мой незваный гость-психопат обдурачил меня.

Снова!

Сколько раз я еще паду Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава жертвой этого нескончаемого мозготраха?

Да что со мной не так? Не похоже, чтоб Книжка просто могла творить нужно мной заклинания. Я и есть она. Это я. Она может только пробовать держать под контролем меня ложью и обманом. И это продолжает срабатывать!

Я простираю свое сознание, проникаю в конечности, устраиваюсь Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава за своими очами и выглядываю наружу.

Хоть я и выкарабкалась из коробки, но Книжка все еще стопроцентно держит под контролем мое тело. Я чувствую конечности, выглядываю через свои глаза, но не могу ничего держать под контролем. Я пассивный наблюдающий в смирительной рубахе.

Моя рука держит Джаду за гортань и свирепо Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава трясет. Я не могу созидать свою руку, так как она невидима, но чувствую свои пальцы глубоко в плоти ее гортани, пока она болтается приблизительно в футе над полом.

Замечательно. Я именовала ее сукой, а сейчас я ее душу. Моя ярость множится.

Я разрешила для тебя остаться и следить за ее Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава гибелью, злорадствует Синсар Дабх.

Разрешила, пятая точка ты.

Я тут, я никуда не ухожу, и ее погибели не бывать никогда. Ради Дэни я открыла Книжку, и ради нее я и уничтожу Книжку. Я собираю всю свою силу воли и сосредотачиваюсь на руке, держащей ее за гортань.

ОТПУСТИ ОТПУСТИ Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава ОТПУСТИ, повелеваю я со всей силой собственной ярости.

НИКОГДА, ревет в ответ Синсар Дабх, расплющивая меня, сминая как бумажку, чуть не вышибая меня из положения пассивного наблюдающего в собственном теле.

Мои пальцы свирепо сжимаются на горле Джады. Она хрипит, цепляясь за мою руку.

Как Книжка может быть настолько сильной, хотя Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава еще не так давно была так слаба? Я вновь сосредотачиваюсь на собственной руке, нацеливаясь на один палец и поддерживая свою ярость. Если я смогу воздействовать на один палец, это обоснует, что я могу...

Мощная рука хватает меня сзади за гортань и резко дергает, перекрывая кислород. Книжка Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава одномоментно ослабляет мою хватку на Джаде, опоздало понимая, что хоть она и сделала мое тело невидимым, подвешенное в воздухе тело Джады все равно выдавало ее положение.

Я с энтузиазмом хватаюсь за данный факт. Она несовершенна. Она допускает ошибки.

Книжка употребляет мои губки, чтоб произнести беззвучные слова, и в один Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава момент дюжины копий меня возникают на свет, наводняя кабинет схожими Мак. Я смутно осознаю, что если наш внешний облик схож, то выгляжу я кошмарно.

Лор и Фэйд одномоментно перебегают в пришествие, атакуя копии меня.

- Я изловил реальную, она все еще невидима! - ревет Бэрронс.

Может, это и правда, но другие Мак дерутся Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава точно банши, набрасываясь на спины Лора и Фэйда, пиная и колотя кулаками. Книжка либо способна создавать чары, которые вправду вещественны, либо же делает кропотливо обдуманную иллюзию, которая уверяет других, что они вправду с ними ведут взаимодействие. Вроде бы там ни было, конечный итог один и тот же. Время, кажется, замирает Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава на мгновение, когда я применяю эту информацию к моей сестре, Алине. Была ли она всего только одной из этих иллюзий? Никогда не ворачивалась из мертвых и была всего только утонченной уловкой, на которую все купились? Если б я допросила одну из Мак-копий, они тоже оказались бы на Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава сто процентов запрограммированы соответственной информацией, как Алина? Сейчас, когда Книжка получила хотимое, означает ли это, что Алины больше не существует?

Книжка не сопротивляется руке, охватывающей мое гортань, заместо этого она наносит мощнейший удар мимо моей грудной клеточки, и я чувствую, как копье погружается в тело Бэрронса. Должно быть, она выхватила Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава его из бедренных ножен Джады, когда держала ее за гортань - в то мгновение, когда она канителила, удивленная моим перевоплощением, и не перебежала в режим стоп-кадра. Я упустила этот момент, так как была занята разрушением коробки и освоением собственной силы. Я слышу тихое шипение, потом Бэрронс рычит и его Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава хватка на моем горле слабеет.

Книжка пригибается и уворачивается от его хватки, ныряет в сторону и распластывается по стенке. Я отчаянно пробую поглядеть влево, чтоб узреть, как тяжело я ранила Бэрронса, но Книжка отрешается сотрудничать. Краем глаза я вижу, как он шевелится и вновь встает на ноги, и Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава испускаю вздох облегчения. В последний раз, когда я пырнула его копьем, он погиб.

В один момент огромное количество Мак бездвижно замирают и начинают однообразно напевать громкую мелодию, которая кажется таковой неверной, таковой болезненной, что все в кабинете, включая Книжку, зажимают уши руками, содрогаясь. Адская пронзительная симфония наращивается до Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава нестерпимого крещендо. Я костьми чувствую ужасающую вибрацию.

Стеклянные стенки кабинета дрожат и начинают лопаться с шумом надвигающегося урагана, пол подо мной сотрясается и в один момент обрушивается с взрывом стекла.

Хватаясь за воздух, я лечу вниз, на танцпол, и агрессивно приземляюсь на пол. Мое тело перекатывается, карабкается по груде людей Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава и Видимых, топчущих друг дружку в отчаянных попытках избежать стеклянного душа.

Бэрронс падает на пол приблизительно в дюжине футов от меня, приземляясь на неизменного гостя, беспощадно обезглавленного кусочком зазубренного стекла. Поскальзываясь на крови, он вскакивает на ноги и рычит:

- Куда нахрен она подевалась?

Лор приземляется в кучу Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава орущих дам, Фэйд падает рядом на стол, раскалывая его своим весом.

- Она опять пропала, - рычит Лор.

- Найдите ее, - орет Джада откуда-то из режима стоп-кадра. - Она забрала копье. Нам нужно приостановить ее, пока не поздно!

Они никогда не отыщут меня. Я невидима.

И Книжка уже наполовину довела меня до двери.

Против Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава собственного желания выскальзывая в ночь, я вновь пробую обрести контроль над своим телом. Я гневно приказываю своим ногам тормознуть. Откинуть копье. По каким-то причинам владение копьем делает меня более небезопасной. И это достаточная причина, чтоб избавиться от него.

Ничего не происходит. Я никак не могу Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава оказывать влияние на свое тело. Что я делаю не так? Какого ингредиента не хватает? И чего не произнес мне Бэрронс? Почему он не предупредил меня, что Книжка пробует воплотить в жизнь некий смертоносный план? Может быть, я могу отыскать некий метод предупредить это. Если б я только сообразила, как двигаться Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава.

Я трясу собственной внутренней головой и вздыхаю. Я знаю, почему он не произнес мне. По той же причине, по которой не произнес, кого я уничтожила. Он не желал давать мне больше поводов для беспокойства. Он посчитал, что у меня и без того заморочек хватает, и это так. Либо Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава же он предугадал то, чего не лицезрела я: что Книжка просто опять играет со мной, и информация, популярная мне, попадет и к ней.

И она игралась со мной.

Как она так просто меня одурачила? Почему я вообщем рисковала, находясь рядом с Бэрронсом? Я знала, что Синсар Дабх - потрясающая обманщица? Почему я беспечно Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава позволила Бэрронсу отвести меня прямиком к близким мне людям? Я должна была знать!

Почему я продолжаю вестись на ее уловки? И почему моя вера недостаточно сильна, чтоб взять верх над верой Книжки? Как ее сила воли продолжает теснить мою?

До меня доходит, что ответ должен крыться Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава в самом определении ее природы и моей природы, потому я начинаю подсчитывать различия.

Я отменная. Она нехорошая.

Я сердобольна. Она бесчеловечна.

Я люблю. Она терпеть не может.

Нет, я даже не могу сказать, что она терпеть не может, только то, что она обладает неописуемым комплексом приемущества, и отсюда вытекают два немного чувственных Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава состояния - ярость от столкновения с препятствием и ликование, когда она предается самолюбованию из-за заслуги цели. Она неспособна ни на какое искреннее...

Несуществующая лампочка зажигается в моей несуществующей голове. Вот оно! Я всякий раз поддаюсь на ее уловки из-за чувств. Любовь, надежда, желание, ужас, колебание, смятение Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава ослепляют меня. А она продолжает выигрывать, так как не имеет чувств.

Как мне с ней биться? - спросила я у Бэрронса.

Стань ею, произнес он.

Я поразмыслила, что он имел в виду, что я в некий степени должна учавствовать в ее беспощадности и варварстве, обманом вынудить ее поверить, как Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава будто я на сто процентов поддалась ее воздействию, и стукнуть в самый внезапный момент.

Но он имел в виду совершенно не это.

Он имел в виду стать ею.

Стать совершенно как она.

МЫ ЖЕЛАНИЕ, ПОХОТЬ, ЖАЖДА, И МЫ Избираем ПУТЬ К ГОСПОДСТВУ, произнесла Книжка, притворяясь, как будто засыпает.

У Синсар Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава Дабх есть аппетиты и амбиции, ничего больше, она способна только на слабенькие проявления эмоций, не мешающие ей хладнокровно раскладывать по полочкам и рассматривать все вокруг. Пока я была окутана чувствами, разум Книжки занимала только жажда отыскать метод, как эксплуатировать меня. На ее пути к «господству» не встречается ни мельчайшего отвлечения. Какое Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава большущее приемущество! И пока я чувствую, у нее всегда будет это преимущество, она всегда будет на один (а то и на 10) шагов впереди, оставляя меня запутываться в чувственной мишуре и не иметь способности вполне сосредоточиться. Эмоции мешали моей сосредоточенности!

Я беззвучно рычу. Засранка. Она использовала против меня единственное Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава, чего ей недоставало.

По последней мере, сейчас я понимаю, почему прошлые несколько месяцев были только пустошью смутных колебаний. Она всегда украдкой дурила меня. Кто знает, какими подсознательными сообщениями она меня кормила, что нашептывала на ухо, может быть, даже во сне. Может быть, я никогда не узнаю, до Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава какой степени она могла подслушивать и пробираться вглубь меня, но я знаю одно: я никогда не смогу навечно оставаться собой, пока ее клещи впиваются в мою кожу.

Минуя разрушенную восточную стенку Честера, Книжка замечает мужчину и даму, медлительно идущих и держащихся за руки. Они даже не замечают невидимую меня, пока Книжка не Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава хватает их обоих за головы и, бормоча заклинания, не ударяет их черепа друг о друга, сплавляя их лица щеками. Потом она толкает их еще поближе, соединяя их ребра, ноги, ноги. Они кричат, медлительно, но безизбежно соединяясь, кожа-к-коже, кость-к-кости, в нескладного сиамского близнеца.

Потом Книжка просто Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава уходит прочь, оставляя гротескную парочку крючиться на тротуаре и орать. Она смеется моим ртом, поворачивает мою голову и оглядывается, мурлычет заклинание, и одномоментно мерзкий близнец оказывается выкрутят навыворот - внутренности и органы оказываются на месте кожи, а рты, уши и глаза заперты снутри.

Страшная груда падает на мощеную камнем Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава мостовую, их с этого момента внешние сердца мокро бьются. Книжка оставляет их в таком состоянии. Живыми.

Уходит, хихикая.

Прежняя версия меня была бы окутана страхом, и пока я оказалась бы выведена из строя, Книжка, вне сомнения, загнала бы в меня очередной ножик, проворачивая лезвие.

Сегоднящая версия меня следит Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава с бесстрастным спокойствием: отвлечение/несущественно/отыскать ее настоящую цель/помешать ей.

Спустя долгую паузу, в течение которой я ничего не предпринимаю, Книжка подталкивает: Мак-КАЙ-ла, напевает она. Я знаю, ты ТАМ. Ч-ч-чай для двоих, двое за чаем, я себе, и ты для меня... для тебя понравилось? Я Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава сделала это тебе.

Я ничего не отвечаю.

Притворяешься, как будто для тебя все равно? Ты меня не одурачишь. Ты жалеешь все в мире. Ты рождена, чтоб жалеть. Рождена, чтоб от тебя ИЗБАВИЛИСЬ, пока от тебя не останутся только кости. Нездоровые лошадки ГИБНУТГИБНУТГИБНУТ.

Она всегда глумилась над тем, что мне не Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава все равно. И в то же время понукала, толкала, вдохновляла меня чувствовать еще более чувств.

Не гласи с ней, произнес мне в один прекрасный момент юноша с мечтательными очами. Никогда не гласи с ней. Позже он предупредил: Дело не в том, чтоб не съесть конфетку, дело в том Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава, что ты отдаешь слова - даже этого угрюмого поэта. Он повторял мне опять и опять: не иди на контакт. Даже стихами, пытаясь ее заглушить. Может быть, существует еще огромное количество Фейри-штучек, с которыми никогда, никогда нельзя вступать в диалог.

И в конце концов как Книжка взяла нужно мной верх Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава?

Молчанием.

Молчание нельзя интерпретировать. Его нельзя предсказать. Оно не дает ничего. И большинству людей долгое молчание внушает беспокойство. Мы наполняем его наилучшими либо худшими своими фантазиями. Как гласит Риодан, мудрейший человек молчалив.

Всякий раз, разговаривая с Синсар Дабх, я выдавала информацию о для себя, о том, что Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава имело для меня значение, специально либо безотчетно. Книжка узнавала кое-что обо мне каждый раз, когда я открывала рот. Может быть, она черпала информацию даже из моих снов.

Бэрронс был прав. Я была ее добровольческой жертвой. По собственному согласию я учавствовала, шла на контакт, позволяла ей компостировать мне мозги, дезориентировать Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава себя до того времени, пока я не утратила мельчайшее осознание, что происходит, и когда я лишилась собственных ориентиров, меня просто было навести туда, куда ей необходимо.

Если б у меня было тело, я бы глубоко вздохнула в первый раз с того времени, как она овладела мной. Сейчас я понимаю. Я знаю Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава, что нужно делать. Злоба никогда не приносила полезности. Она имела только оборотный эффект.

Я перестаю глядеть через глаза, которыми не могу моргнуть, удаляю себя из конечностей, которые не могу держать под контролем, и ухожу глубоко в себя, отстраняясь от всех отвлечений, чтоб полностью сосредоточиться на собственной цели. Я ныряю Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава вглубь собственного тела, сжимаюсь, делаюсь малеханькой, как зародыш.

Она может делать себя невидимой.

Я тоже так умею.

Я верю, что Синсар Дабх не способен меня найти. Я направляю всю свою силу воли в эту идея, а потом начинаю искать и избавляться от всех собственных чувств, очищая себя до Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава того времени, пока не остается только дикость, сила и воля.

Кое-где вдали Книжка продолжает дразнить меня, но я приглушаю ее. Я не могу ее приостановить, да и нет смысла растрачивать на это время. Я должна сделать свою работу и возвратиться готовой.

Это просит времени, и сначала Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава выходит медлительно, но чем подольше я себя кромсаю, тем проще выходит.

Я концентрируюсь подобно лазеру, отсекая каждый гр сострадания и милосердия, которым обладала. Я уничтожаю доброту, любовь, хохот и удовлетворенность. Я выжигаю сомнения и ужас из собственного существа. Любая капля кошмара, злобы, раздражения и ярости выгорает дотла. Я выдавливаю смятение, которое настолько Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава нередко оказывается эмоцией, а не состоянием разума. Я избавляюсь от вины, стыда и даже от легкого неожиданного испуга.

Я иду еще далее.

Я выжигаю надежду дотла. Она мне не нужна. Надежда просит будущего дня. Есть только текущий момент, и одолевает тот, кто лучше всех на нем концентрируется.

Я Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава выжигаю из себя даже желание, так как его тоже можно использовать против меня.

Я свирепо вырезаю наилучшие свои части, заставлявшие меня ощущать, делавшие меня живой - таковой, какой Книжка никогда не будет, и она знает об этом, и поэтому бесится из-за собственной пустоты, поэтому так пытает и Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава разрушает все вокруг себя - пока я тоже не становлюсь прохладной и мертвой: дикость венчается с решительностью.

Я нахожу на удивление... приятным... очистить себя до нечувствительного основания, будто бы оно всегда ожидало меня там. Снутри моего скелета еще есть один скелет, изготовленный из незапятнанного титана.

Я знаю, что это и Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава откуда он взялся - изнасилование царевичами Невидимых. Они принудили меня ощущать себя бессильным, немощным, никчемным кусочком мусора, оскверненным и растоптанным под их ногами, когда они окончили забавляться со мной. Будто бы я была пластмассовой куколкой Барби, над которой надругались, сломали и выкинули в хлам. И когда я валялась в канаве, видя себя их Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава очами, как они рассматривали меня с абсолютным безразличием, я жаждала стать хищником, схожим им. Тем, кто стоит на ногах. Тем, кто разрушает.

Я задумывалась, что они разрушили меня.

Но нет.

Они создали меня посильнее. В тот денек, в той канаве родился зверек с чистейшими инстинктами и дикостью.

Я страшилась Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава его. Больше не боюсь.

Бэрронс был прав.

Во мне живет монстр.

И она великолепна.

Она благословение, она зависима от тебя[37]

Эобил

Эликсир памяти оказывал такое же действие, как передача Настоящей Магии от царицы Фейри к ее преемнице, кроме 3-х принципиальных различий: во-1-х, эликсир вернул мемуары, тогда как передача Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава матриархальной силы не несла с собой никаких мемуаров, только магию и познания; во-2-х, эликсир не обездвиживал получателя до полного усвоения; и в-3-х, мемуары из эликсира усваивались намного резвее и органичнее, чем царская сила.

В денек, когда ее выбрали преемницей исчезающей царицы, практически прозрачный матриарх призвала Эобил в собственный Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава будуар, придавила обе ладошки к ее груди и передала Настоящую Магию в ее тело, где та распустилась и устроилась. Эобил оказалась парализована на долгие пару минут, неспособна гласить либо двигаться, пока ее спутник, В'Лэйн, стоял рядом и берег ее в период уязвимости.

Ей пришлось ознакомиться со собственной новоприобретенной Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава силой.

Юные царицы не могущественны. Нужно время, чтоб разобраться, изучить огромное количество легенд, легенд и магию, имеющуюся в ее распоряжении. Прошли людские десятилетия, до того как она стопроцентно акклиматизировалась со собственной силой.

Эликсир работал по другому. Она задумывалась, что ее мемуары были украдены. Это не так. Они всего только растаяли Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава, сделавшись тенями без материи, контурами без содержимого, и как золотистая жидкость просочилась в ее организм, эти тени окрепли, обрели форму и вновь стали достижимыми.

Может быть, так как когда-то она знала эти мемуары, все до одного, их легче было усвоить, ежели чужеродные, не знакомые до того времени факты Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава. Когда большой объем инфы возродился в ее сознании, не появилось неожиданной оцепенелости, никакого чувства потрясения либо захваченности кое-чем; напротив, она вновь чувствовала себя цельной. Умиротворенной, какой она не была в протяжении всего собственного существования как Фейри. Будто бы у нее отрезали важнейшие ее части, а сейчас они Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава в один момент восстановились, вновь органично слившись с ее телом.

Огнь для его льда, мороз для ее пламени.

Нет! Пока она не испытывала ни мельчайшего желания созидать эти мемуары.

Поначалу она желала выяснить свои корешки. Она желала выяснить то время в собственной жизни, когда он еще не появился - беспечные, бурные Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава годы, в которые, согласно воспоминанию, спрятанному в большущем Зеркале короля, она была счастлива и свободна.

А, вот и она.

Зара, колдунья и целительница, связанная со всеми, с золотистой кожей, босая, она бежала домой через поле цветов. Ее длинноватые черные волосы завивались в блестящие локоны до самой талии. Глаза пылали Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава эбонитовым огнем, маленькая сорочка переливалась колоритными цветами крыльев Т'мурр. Татуировки ее клана обвивали ее ноги, простирались по плечам и спускались по позвоночнику.

У нее была семья, четыре поколения под обычный, но просторной крышей - бабушки и дедушки, предки, братья и сестры, племянницы, вобщем, у нее самой малышей не Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава было. Даже будучи смертными, они жили длительно, расслабленно доживая до сотки лет. Как и говорило 1-ое воспоминание, данное ей владыкой, она обожала свою жизнь, знала и ценила каждый дюйм собственного маленького мира.

Она даже обожала его. Сейчас она знала это без колебаний.

Но ее восстановленные мемуары были Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава полностью схожи Настоящей Магии в одном свирепом нюансе.

Она могла поглядеть и изучить каждое из их.

Но она совершенно не могла их прочуять.

Она узнавала факты, широкий контекст. Это походило на чтение людского романа о жизни измышленного персонажа. Вот почему Фейри не имели книжек и не записывали ничего. Они не получали Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава никаких чувств от чтения.

Она получила ответ. Утрата той, кем она когда-то была, необратима, ведь она стала Фейри. Когда-то она жила полностью. Сейчас она могла только «читать» об этом и гадать, как ощущалась эта страсть. Зная, что когда-то ощущала ее, но больше никогда не Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава испытает.

Какой смысл королю подталкивать ее к восстановлению памяти? Она не сумеет быть Закопай, никогда не будет дамой, на которую он отвлекался и которую разрушал. Эта дама, ушла, она мертва и не подлежит возрождению.

Как она и страшилась, Царица Фейри с мемуарами либо без их - итог один.

- Горечь, - произнесла она и Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава вздохнула.

- Оук! Горечь! - согласилась сидевшая на ее плече Т'Мурра.

Всходит нехорошая луна[38]

Джада

Она вылетела из режима стоп-кадра на наибольшей скорости и чуть не врезалась в одну из колонн у входа в «Книги и сувениры Бэрронса».

Продолжим в книжном магазине, отдал приказ Бэрронс перед тем, как пропасть из Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава Честера.

Она пронеслась через Дублин резвее, чем когда-либо передвигалась в режиме стоп-кадра, но Бэрронс, Лор и Фэйд все равно опередили ее и нетерпеливо топтались перед дверьми.

Когда она затормозила в считанных дюймах перед колонной, Бэрронс прорычал:

- Как впору, мама твою.

Она ощетинилась:

- Не моя вина, что ты Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава не обучил меня передвигаться так же стремительно, как вы. Бэрронс, нам необходимо призвать...

- Не произноси это! - прошипел он. - Я же произнес, нахрен он нам не нужен.

- Но мы не знаем, куда она отправилась. План «Возможно, нам только-только повезло» оказался полным провалом. Означает, его план, - она специально не именовала Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава имени Крууса, - опять в силе.

- Я знаю, куда пойдет Книжка, - холодно произнес Бэрронс. - Фейри-мудак задумывается, что он самый умный. Это не так. Идем, - он резко развернулся и зашагал вниз по аллее к задней части КиСБ. Она припустила вприскочку, чтоб поспеть за ним, Лор и Фэйд шли следом.

- Куда? - востребовала Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава она.

Бэрронс бросил через плечо:

- Анализируй: просеиваться в это место нереально, камешки там нельзя ощутить, помещение очень не достаточно для армии, оно довольно близко, потому что Круус считает, что мы можем добраться туда из Честера резвее, чем Мак из дома Мэллиса - допущение, на которое ему не стоит полагаться Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава - и там кроется метод призвать Царицу Видимых.

Джада пришпилила эти аспекты к собственной мысленной доске.

- Подставь «возлюбленная» заместо «Королева Видимых», - дал подсказку Бэрронс.

Она зашипела, ненавидя себя за то, что не додумалась ранее.

- Белоснежный дом.

- Конкретизируй. Где конкретно?

Она стремительно перебрала в памяти все, что знала об этом месте из Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава собственной короткой вылазки с Кристианом, не отыскала ничего и раздраженно ответила ему:

- Я не так отлично исследовала дом, чтоб дать предпочтение одному месту против другого.

Бэрронс произнес:

- Даже если так, не думай как человек. Будь я Владыкой Невидимых, который выстроил нескончаемый дом для собственной дамы, мне бы не хотелось разыскивать Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава ее каждый гребаный раз, когда я захочу ее узреть. Я бы позаботился о методе вызвать ее. И я знаю, где бы я желал ее созидать. Книжка направляется в опочивальню любимой.

И вот они очутились перед кирпичной стенкой сзади книжного магазина, в том самом месте, где она приняла решение, которое Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава стоило ей 5 с половиной лет ее жизни.

- Он продолжает именовать ее «королева», потому я решила, что это кое-где в Фейри, - проворчала Джада. Круус делал это нарочно, чтоб сбить с толку, и преуспел в этом.

- В ответ на отдельные мои комменты он выдал больше инфы, чем намеревался Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава, - произнес Бэрронс. - Мы необходимы ему. Он не может коснуться копья. Он не может уничтожить царицу. Утаивание инфы - его единственный рычаг.

- Мы не можем позволить для себя ошибки.

- Я гласил с Алиной, пока ожидал тебя. Она подтвердила, что ощутила присутствие Синсар Дабх в этом самом месте считанные минутки вспять.

- Она знает Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава, что ощущала Мак?

- Нет, и я не произнес ей. Любая секунда на счету. Шагай, - он толкнулся в зеркало, скрытое в кирпичной стенке, и пропал.

Расправив плечи, Джада нырнула за ним.

Отчасти съеденный Носорог лежал на полу белоснежной комнаты, хныча и скрежеща клыками, стискивая кровоточивый огрызок руки.

- Она накапливает Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава силы, - темно произнес Лор.

Перепрыгнув через растерзанного Невидимого, Джада кинулась в примыкающее Зеркало за Бэрронсом, Фэйд и Лор здесь же последовали за ними. Чувство дежа-вю поцелуем скользнуло по позвоночнику, но не оставалось времени на мемуары о том деньке, когда четырнадцатилетняя Дэни так бесстрашно и слепо нырнула в Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава одно из этих самых Зеркал только для того, чтоб затеряться в Зале всех Дорог. Не было времени и на мемуары о вечере, когда она вошла в одно из Зеркал с Кристианом и выпустила в мир Кровавую Колдунью. Пару лет прыгая в те, что посчастливилось отыскать, и на своей шкуре Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава узнавая, куда они вели, она обзавелась особой ненавистью к Зеркалам.

Когда они ворвались в Белоснежный дом, пронеслись по головокружительным белым коридорам с высочайшими арочными потолками и длинноватыми зияющими окнами, которые обрамляли заснеженный сад и покрытый льдом лабиринт, Бэрронс открыл принесенный с собой мешочек и бросил один из камешков через плечо Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава Лору. Высочайший мускулистый блондин изловил его и запихнул в кармашек кожаной куртки.

Полы из белоснежного мрамора сменились солнечным желтоватым, потом бирюзовым, после него - бронзовым, по мере того, как они углублялись в нескончаемый и непрестанно изменяющийся Белоснежный Дом.

- Ты же знаешь, что делаешь, правильно? - востребовала Джада, хватая прохладный черно-синий Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава камень, который ей бросил Бэрронс, и засовывая его в внешний кармашек ранца.

- Я знаю ровно столько, сколько хоть какой другой может знать, куда, черт подери, тут идти, - прорычал Бэрронс. - Мак тут ориентируется не лучше нас. Отыскивай кроваво-красный пол, он ведет к черному, а там далее в будуар Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава, - он бросил 4-ый камень Фэйду, который догонял их сзади.

В один момент сзади раздался некий шум. Ожесточенное рычание, встреченное прохладным смешком. Она резко тормознула и развернулась.

За ней стоял Круус, защищенный прозрачными зияющими стенками и держащий 4-ый черно-синий камень в поднятом кулаке, а Фэйд безрезультативно бился о барьер.

Царевич Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава Невидимых одарил их ледяной ухмылкой.

- Куда-то собрались?

Я следую грустной песне луны[39]

Эобил

В той части будуара, что принадлежала королю, тоже не было выхода.

Практически не приметная высочайшая дверь, врезанная в гладкие темные стенки его опочивальни, отказалась подчиняться ее императивной команде. И ее мистика тоже не сработала. На его Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава половине она точно так же была в ловушке, как и на собственной.

Она фыркнула. Он всегда очень прочно держался за нее. В этом и была неувязка. Все должно было быть, как ему угодно.

Она обожала его, когда они только повстречались. Она обожала его все еще, до самого конца. Но она Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава сообразила, что любви недостаточно. Можно обожать кого-либо, кто для тебя совсем не подходит. Можно издержать всю свою жизнь на любовь к этому человеку, причиняя большой вред всем вокруг и окружающему миру.

Она никогда не желала жить в его клеточке, но пошла на это ради него, надеясь, что в Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава один прекрасный момент он откажется от собственной сумасшедшей задумки перевоплотить ее в Фейри и будет ликовать тому, что у их есть. Надеясь, что в конце концов он может возвратиться вкупе с ней в ее мир. Все те тысячелетия, что он трудился в одиночку, пока она спала в одиночестве, они могли Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 10 глава провести совместно - живя, любя, созидая.


kanfesyanalnaya-stuaciya-na-belarus-hh-stagoddz-referat.html
kanikuli-u-babushki-karayutsya-po-zakonu-putin-zhelayushie-usinovit-detej-v-rf-dolzhni-prohodit-podgotovku.html
kanni-premera-medvedeva-statya-v-solidarnosti.html