Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава

- Внешняя крутящаяся оболочка именуется эргосферой, - произнесла Джада. - Представь, если б кто-то вставил работающую дрель в гладко расстеленную простыню. Она затянула бы ткань, вращая ее и закручивая. Все, что приближается к эргосфере, будет поймано и подвергнуто тому, что астрологи именуют спагеттификацией - вытягиванием в узкую как спагетти полоску, до того как быть засосанным Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава. Когда сфера возрастает в размерах и плотности, сила тяготения также увеличивается, искажая место вокруг себя.

- Кристиан придет сюда, чтоб поглядеть, нельзя ли использовать его друидские способности, чтоб убрать землю из-под дыры, - произнес Риодан. - Но этот чертов дождик должен закончить.

- Призови Крууса, - произнесла я Джаде.

- Для чего?

- Он Фейри Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава и может приостановить дождик. За этим я и позвала тебя сюда.

- Круус, - одномоментно произнесла Джада.

Он появился, как обычно сумрачный. И пропал. Вкупе с Джадой.

Они издержали хороших три-четыре минутки, дергая друг дружку туда сюда, пока Круус в конце концов не остался на одном месте довольно длительно Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава, чтоб пронзить меня взором и заявить: - Это означает, что ты принимаешь предложение?

- Приостанови дождик, Круус.

- Хер для тебя, МакКайла. Ах погодите-ка, ты уже познакомилась с моим хером. И не раз.

Темноволосая голова Бэрронса одномоментно оборотилась ко мне, зубы оголились в оскале, клыки удлинились.

Ах, дерьмо, дерьмо, дерьмо. Я скрыла Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава это от него. Я сама выяснила об этом всего полтора месяца вспять по моему времени, когда Повелитель выдернул меня и Крууса в другой мир для разговора наедине, и я в первый раз увидела настоящую форму «В'Лэйна».

Я никогда не гласила Бэрронсу, что выяснила, кем был Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава мой 4-ый насильник, тот, что отдал мне эликсир. Он представил, что это мог быть Дэррок. Я не совершенно понимала, почему не произнесла ему, как выяснила. Частично поэтому, что терпеть не могла гласить об этом, частично поэтому, что Круус оказался заморожен владыкой сходу после того, как я выяснила. В этом Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава был собственный смысл. Зная Бэрронса, он мог высвободить Крууса только для того, чтоб уничтожить, а я жаждала мирной передышки.

Не то чтоб я ее в конечном итоге получила.

То, как Круус произнес об этом, не прояснило ничего. Бэрронс застыл так бездвижно, что с таким же фуррором мог быть высечен из Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава камня. Непременно, он стоял там и задумывался, вышло ли это в один из числа тех раз, когда я удирала на пляж с В'Лэйном и ворачивалась загорелой - не трахались ли мы тогда весь денек.

- Уведи отсюда Крууса, - пробормотала я Джаде.

Бэрронс взорвался в то же мгновение, как я это произнесла Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава, и я поняла свою ошибку. Просто сказав эти слова, я подтвердила, что это вправду вышло. В неприятном случае я бы не пробовала убрать отсюда Крууса - в итоге я смотрелась виновной и сразу защищающей его. Бэрронс застыл так бездвижно только поэтому, что он на тыщу процентов сосредоточился на мне, ждя Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава крохотного, мельчайшего знака доказательства. Это красноречивее всяких слов гласило о том, как я поменялась и как отлично могла скрывать свои секреты, раз мне вправду было надо что-то сказать, чтоб он смог меня прочитать.

Стискивая рукою его шейку, он впечатал Крууса в одну из полуразрушенных стенок Честера с таковой Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава силой, что кирпичи полетели в различные стороны, а вокруг их взошло скопление известковой пыли. Я моргнула. Бэрронс каким-то образом стал... крупнее, но его кожа не потемнела как 1-ый признак трансформации в зверька.

Смуглая татуированная рука Крууса была вытянута, кисть сжимала гортань Бэрронса. Они оба были темными, великими, циклопическими Голиафами Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава, схлестнувшимися в схватке.

- Ты никогда не спасешь собственный мир, если убьешь меня на данный момент, - холодно произнес Круус. - Она умрет. Ты умрешь. Население земли умрет. Отпусти меня. Либо вы все умрете.

Я плавненько зашагала по влажному тротуару, просто задела руки Бэрронса и произнесла:

- Пожалуйста, Иерихон. Не убивай Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава его. Он нам нужен. Он изнасиловал меня в тот денек на улице. Он был четвертым. Не Дэррок. Это Круус отдал мне эликсир. Эликсир, который выручил меня от твоего отпрыска, - выделила я. Весело, как все сложилось.

Хватка Бэрронса только усилилась.

- Дайте мне хоть одну неплохую причину этого не делать. Мисс Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава Лейн, - осипло прорычал он через толстые длинноватые темные клыки.

- Так как я тебя прошу, Бэрронс. Этого довольно. Ты убил других царевичев, и я была признательна. Тогда я не была готова. Я все еще страшилась того, во что перевоплотился. Но убивать этого последнего царевича либо нет, выбор за мной. И Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава я говорю нет. На этот момент. И хоть Круус не в состоянии осознать это слово, я знаю, что ты знаешь, что мое «нет» означает «нет». И ты будешь это уважать, - произнесла я тоном, который не вытерпел возражений. Меж этими гордыми, темными, ожесточенными мужиками было определяющее различие. И если он Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава не отнесется с почтением к моим словам, он не был тем мужиком, за которого я его воспринимала.

Они оба поглядели на меня.

Я с изумлением поняла, что оба они глядят на меня с искренним голодом. Не просто похотью, но... с желанием меня, как личности. Круус не врал. Могущественный независящий альфа Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава, он тянулся к моей мощи, силе, приспосабливаемости и страсти. Удивленная их сходством, я поняла, что Повелитель Невидимых был прав, говоря, что все могло обернуться совсем по другому. Не единственный вероятный вариант, произнес мне повелитель. Может быть, Бэрронс станет Круусом… либо мной. Всего только выбор определял, кто из Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава нас кем стал. Круус желал меня не меньше, чем Бэрронс.

Это познание являлось полезным инвентарем.

Бэрронс отпустил гортань Крууса и сделал шаг вспять.

Я поглядела на темного царевича и тихо произнесла:

- Не мог бы ты приостановить дождик, пожалуйста?

Дождик закончился немедля.

- Я буду признательна, если ты позаботишься о том, чтоб солнечная погода Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава сохранялась, пока мы не решим нашу делему либо не умрем.

Через свинцовые облака начало пробиваться солнце. Высоко над нами легкий ветерок принялся разгонять грозовые тучи.

- Ради тебя, МакКайла. Видишь, как просто все может быть меж нами? - тихо пробормотал Круус. - Для тебя всего только необходимо относиться ко мне Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава с почтением и вниманием. Попроси, и я дам для тебя это, если это в моих силах. Я бы сдвинул вселенные ради тебя, если б это посодействовало для тебя узреть меня так ясно, как ты видишь его.

Низкое примитивное рычание зародилось в груди Бэрронса, и я знала, что Круус только Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава-только вновь подписал для себя смертный приговор.

Я резко развернулась и поглядела ему в глаза, подавила гордость, откинула свою колющуюся альфа-упрямость и произнесла: Ты мой мир, Иерихон Бэрронс. Не он. Никогда не он.

Рычание улеглось, и черные глаза блеснули. Он склонил голову.

Я обернулась к Круусу.

- Ты Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава можешь при помощи сил Фейри убрать часть земли из-под дыры?

Он прищурился, длительно изучая дыру взором. Его глаза как-то удивительно замерцали, и будь он человеком, я бы именовала его выражение неожиданным страхом, за которым последовало раздражение, может быть даже беспокойство.

- Нет, - произнес он немного удивленно. - Что-то Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава делает препятствие. Воздействие сферы простирается далее ее края и эти... помехи нейтрализуют мои пробы, - он нахмурился. - Ранее я с таким не сталкивался.

- Как мне использовать силу царицы?

- Я именовал для тебя мои условия.

- Скажи мне, как вернуть твои крылья, и я сделаю это, - и в процессе, может быть, разберусь и без Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава последующих инструкций, как это делается.

Он усмехнулся.

- Отменная попытка, МакКайла. Но ты должна кровью подписать Договор, до того как я соглашусь тебя чему-то учить.

- Какой Договор? - разом востребовали все.

- Круус произнес, что обучит меня, как воспользоваться моими силами, и поможет спасти мир, если я восстановлю его крылья.

Джада Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава тихо произнесла:

- Никаких утрат. Сделай это.

Риодан и даже все еще горящий ненавистью Бэрронс согласились.

- Как только мир будет в безопасности, мне придется передать ему Настоящую Магию, - окончила я.

Все трое разом взорвались, говоря мне, чтоб я ни за что на свете не делала этого, я просто смотрела на их Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава и ожидала, пока они заткнутся, что в конечном итоге и случилось.

- Будьте разумны. Это стоит обсудить, - произнесла я. - Он готов подписать бессчетные обмолвки в Договоре, включая то, что он никогда не навредит этому миру, заберет всех Фейри, навеки запрещая следующие контакты. Думаю, он согласится фактически на что угодно Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава. Все, чего он когда-либо желал - это править собственной расой, - я нахмурилась. Сейчас я вступалась за Крууса. Но это правда. Он всегда желал только этого. Сейчас в моей голове все было по другому, логика правила рука об руку с сочувствием к расе, в какой я была рождена, и никакое Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава другое существо не путало мои мысли.

Да, он изнасиловал меня. Я выжила, и ушла та практически несвязная злость, которую я так длительно чувствовала. Остался только хаотический мир со сложной политикой и немногими личностями, наделенными достаточной властью, чтоб править разными партиями. Мой опыт с Синсар Дабх изменил меня навеки Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава. Я столкнулась с реальным злом. Впритирку, лицом к лицу. Я знала, каково это. Круус не был злом. Для Фейри он был хорошим. Даже примерным. Фейри, который время от времени делал очень нехорошие вещи с людьми.

- Этого ты хочешь, Мак? - тихо спросил Бэрронс.

Я подставила лицо солнечному свету, несколько мгновений Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава упиваясь теплом на собственной увлажненной коже, до того как поглядеть ему в глаза.

- Этим с утра ко мне пришла каста Видимых со своими неуввязками. Если я оставлю Настоящую Магию, я буду их правителем. Мне придется слушать их прошения, разбираться с их политикой, защищать их и направлять.

Очами я Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава добавила: Это будет отымать всегда. И если я буду по-настоящему править и по-настоящему хлопотать, с течением времени это всосет меня. Я не желаю такового грядущего. Когда все это завершится, я желаю... я замолкла на полуслове.

Что?

Играть на солнце. Обожать людей. Бегать с твоим зверьком. Учить миры. Жить.

Круус оставался Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава недвижным, напряженно следя за мной. Будь он человеком, он бы задержал дыхание. О, да, он жаждал править своими людьми. И вопреки тому, что он сделал со мной, я не могла сказать, что он был бы нехорошим фаворитом. Без колебаний, не ужаснее, а то и лучше меня Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава.

- Если я не усвою, как использовать эту силу, - произнесла я вслух, - будет уже непринципиально, если мы воссоздадим песнь. Я не смогу ее пропеть. Либо пользоваться ею. Либо что я там с ней должна делать.

- Он не загнал тебя в угол, Мак, - увидел Риодан. - Если умрем мы, он тоже умрет. Для Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава него это достаточная мотивация, чтоб поддаться, пока не станет очень поздно. Он Фейри. Он ни за что добровольно не воспримет погибель. Пока есть хоть мельчайший шанс выжить.

Риодан был прав. Мы могли подождать. Но опять-таки, ради чего?

- Меня все устраивает, если Договор будет верно детализирован, - и может быть, узнав Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава, как вернуть крылья Крууса, я смогу исцелить человеческое сердечко ради Дэни, до того как отдам эту потрясающую силу.

Бэрронс склонил голову.

- Если ты хочешь этого.

Я на последнее куцее мгновение задумалась, чтоб быть полностью уверенной и лишенной сожалений. Сила снутри меня была замечательной, щедрой, теплой. Она была в Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава состоянии сделать стольким людям столько всего неплохого. С ней я могла бы перевоплотить ледяных бессмертных в более хороших созданий.

Но я не желала принимать этот вызов. Я знала, кем и чем я стала. Я была дамой, неспособной что-либо делать наполовину. С течением времени вес и ответственность короны Фейри завладели Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава бы моим разумом и сердечком, и изменили бы меня таким макаром, которого я не вожделела. Я произнесла:

- Давайте захватим моего папу и составим Договор.

- Какие у нас гарантии, что Круус будет ему следовать? - востребовала Джада.

- Он утверждает, что мы оба невозвратно будем связаны его действием, и как я овладею Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава Настоящей Мистикой, я получу тому доказательство. Сплошные плюсы. Если он гласит правду - здорово. Если он лжет, означает, мы оба свободны, и с полным доступом к силе царицы я буду посильнее его. В таком случае, - я оборотилась к Круусу и с хладнокровной ухмылкой произнесла: - Я одномоментно прекращу твое существование без Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава колебаний.

Он склонил голову.

- Справедливо. И как ты усвоишь, что я не лгу, и завершишь передачу Настоящей Магии мне, я все еще приму тебя как свою спутницу, МакКайла. Для тебя одной я гласил правду намного почаще, чем ересь. Ты одна говоришь с наилучшей частью меня.

Глубоко в груди Бэрронса вновь Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава зародилось рычание.

Слушай музыку ночи[63]

Мак

Я оставила Бэрронса, Риодана и Крууса составлять Договор с помощью моего папы, определив уступки, которые казались мне неотклонимыми. Договоры - не самая мощная моя сторона. К счастью, в этом силен Риодан. И как все будет закончено, Бэрронс напишет мне, и мы встретимся в книжном Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава магазине, где Круус обучит меня, как воспользоваться силой царицы, и я восстановлю его крылья.

Моя сестра, та еще независящая дама, ушла из дома скоро после моего визита и направилась в Тринити институт, чтоб поглядеть на музыкальную шкатулку, о которой я говорила. Я направлялась на встречу с ней, горя нетерпением выяснить Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава, слышала ли она ту же песню, что слышала я.

Джада осталась в Честере с Кристианом, чтоб посодействовать с его попытками пользоваться теми же друидскими искусствами, которые он использовал при изъятии земли из могилы моей сестры, чтоб убрать землю из-под темных дыр. Если ему это получится - он волновался, что Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава отделив землю, не сумеет воспрепятствовать ее засасыванию прямиком в дыру - то он просеется в Шотландию и доставит сюда всех Келтаров, направив их к наикрупнейшим дырам, и они займутся работой.

И все таки мы только выгадывали время. Согласно Джаде, сейчас, когда эргосферы стали приметны, дыры оказывали более дестабилизирующий эффект на Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава окружающую среду и росли еще резвее.

Хоть я и произнесла Круусу, что моя раса может уйти в другой мир и выжить, я ощущала неоспоримый (и очень сбивающий с толку для ши-видящей) долг спасти Туата де Дананн от ликвидирования. Я гадала, с чего бы им дохнуть совместно с Землей Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава, но позже вспомнила, как царица гласила, что привязала размещение их силы к нашей планетке.

В моей голове зажглась лампочка, и я резко тормознула среди улицы, удивленная.

Если сила находилась в нашей планетке, тогда логичным казалось, что я должна отыскать связь с этой планеткой, чтоб вынудить Настоящую Магию работать. Может Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава, это и есть недостающий ингредиент?

Я закрыла глаза, попробовала отыскать Настоящую Магию и представила, как она пускает корешки из моих ног в почву, расширяясь в стороны, расползаясь и углубляясь.

О Боже, я ощущала мир! Я была его частью, и он был теплым и дышащим, бормочущим и шевелящимся. Живым Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава!

И таким нездоровым.

Слезы навернулись на мои глаза. Земля дохнула. Царица всегда могла это ощущать - ткань всего, океанов и пляжей, гор и пустынь, где все пребывало в гармонии, а где было разорвано и ранено.

Это было ошеломительно, слезы катились по моим щекам от незапятанной красы и печали.

Ее Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава прогноз был четким. Наше время практически истекло. Сферы были не просто дырами в ткани нашего мира. Они были раковыми клеточками, изменяющими материю даже в тех местах, которых не касались, разъедающими, разрушающими саму канву действительности собственной страшной песнью.

Я была права. Дыры излучали Песнь Разрушения, ту же адскую музыку, что я слышала Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава в свое недолгое пребывание в Честере, ту же музыку, которая доносилась по вентиляционным шахтам от темной дыры глубоко понизу, вторгаясь в мой разум, пока я спала.

Меня пробрал озноб, и на мгновение я ощутила, как эта страшная песнь касается меня, угрожая, как произнесла Алина, порвать меня по швам. Я Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава откинула ее, силой воли построила меж нами барьер. Моя новоприобретенная способность ощущать этот мир была небезопасна. Я была связана со всем, даже с отравленными частями. Я должна была оградить себя.

Я представила аббатство, фонтан на лугу перед ним.

Открыв глаза, я очутилась конкретно там, и ветер доносил до Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава моего лица водяную пыль от фонтана.

Это было просто. Я наконец сообразила, почему Фейри могли оказывать влияние на климат и растительную жизнь. Они в разной степени были связаны с этой планеткой, черпали силу из ее нутра, зависимо от возможностей собственной касты.

Я могла просеиваться. Я могла просеиваться, вашу мама! Вот Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава по этой возможности я буду скучать, когда передам Настоящую Магию Круусу.

Около парадного входа около Энио собралось около полудюжины ши-видящих, они болтали и услаждались маленьким отдыхом.

Когда я приблизилась, Энио подняла взор и замолкла на середине предложения. Ее брови собрались вкупе, нахмурившись, взор метался от моих глаз к моим Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава волосам, и вновь к моим очам, а ее губки сложились в безгласное «Какого хрена?»

Другие ши-видящие приветствовали меня настолько же шокированными лицами, их глаза стали зеркалом, сказавшим мне, что моя трансформация с каждым часом становится заметнее. Я стремительно произнесла:

- Царица Фейри передала ее магию мне, чтоб мы могли Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава спасти этот мир. Очистите аббатство от рабочих. Думаю, я могу его вернуть.

Брови Энио кардинально сменили направление и подпрыгнули на ее лбу.

- Ты нахрен шутишь что ли? С чего бы царице Фейри...

Я перебила ее:

- Так как она сообразила, кем является, и больше не желала править. Энио Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава, это долгая история, и у нас нету на нее времени. Планетка погибает резвее, чем мы задумывались. Убери рабочих с руин. Мне нужна практика, а вам необходимо возвратить аббатство.

Длительное мгновение она изучала меня, потом пожала плечами и принялась выкрикивать приказы.

Как руины оказались свободны - я страшилась возвести стенку там, где Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава стоял человек - я обратилась к колоссальной бурлящей силе под моими ногами. В сей раз я держала глаза открытыми. Круус никогда не закрывал глаза, когда воспользовался мистикой Фейри. Я приняла в себя силу, происходящую из земли, втягивая ее поглубже, чем ранее, и ахнула.

Земля обладала кое-чем вроде осознанности Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава. Мать-земля в целом была живым существом с некоторым подобием широкого и обширного сознания. Она знала, что когда-то тут находилось - в хоть какой момент времени. Я с таковой же легкостью могла пожелать вернуть церковь, некогда стоявшую на этих землях, либо же отправиться еще далее вспять и повелеть этой Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава силе возродить древнее шианское капище.

Итак вот почему сила Фейри была замурована в населенной планетке. У миров долгая память. И для планетки время - совершенно не то же самое, что и для человека.

Восстановите аббатство, попросила я могущественные сплетенные меж собой силы.

Следя, как на моих очах развалившаяся крепость обретает некрепкую Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава форму, я поразилась неожиданной мысли: Как я сейчас могущественна?

Могу ли я вернуть и Джо?

Полупрозрачный силуэт аббатства пропал.

Я смутно слышала испуганные клики ши-видящих и знала, что они тоже лицезрели, как он начал формироваться, а позже пропал.

Я грустно улыбнулась. Естественно, я не могла. Либо, даже если б Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава могла, то была бы не лучше Синсар Дабх либо самого Короля Невидимых. Я непременно использовала бы силу на личные цели, скажем, просеиваясь на солнечный пляж, чтоб насладиться несколькими часами на солнышке. Но мне необходимо было работать в ладу с Природой, а не против нее. Не мне обращать погибель Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава назад. На духовном уровне это имело смысл. И с уколом смущения я вспомнила, каким неверным казалось, что я возвратила Алину.

Я откинула эту тревожную идея и сосредоточила свои усилия на аббатстве.

И когда пару минут спустя я просеялась под громкие клики радости, величавая крепость смотрелась как никогда Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава отлично.

Я материализовалась в физической лаборатории института Тринити, левая часть моего тела оказалась в стенке, я ахнула, здесь же просеялась на право и торопливо обернулась на конструкцию-обидчика, опасаясь, что увижу свою руку, торчащую оттуда.

Стенка была целой. Как и я сама.

Я задрожала. Это было страшно. Будто бы часть Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава моего тела аккуратненько удалили, и я понятия не имела, где она находилась, пока ее вдруг не возвратили на место. Может быть, Фейри не возражали против ампутации неодушевленными объектами, но я-то возражала. Может быть, я перестану просеиваться, пока не поговорю с Круусом и не овладею техникой лучше. Либо буду целиться Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава в необъятные открытые места, как Кристиан.

- Святой ад, каково это было по ощущениям? - возбужденно воскрикнул Танцор, вскакивая на ноги. - Твои чертовы молекулы переместились. Стенка в принципе не могла выдержать соединенную массу. Куда делась остальная часть? Ты знаешь? Можешь мне разъяснить?

- Очень некорректно, и я понятия не имею, - ответила я, присоединяясь Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава к ним. Танцор стоял в центре U-образного стола, с одной стороны которого была клавиатура, а на каждом доступном дюйме поверхности располагались компы различных форм и размеров.

Алина развалилась на стуле рядом, и на мгновение я просто услаждалась тем, что вижу свою сестру тут, со мной Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава, в Дублине, живую.

Она обширно улыбнулась, оценивая меня взором с головы до пят. Ухмылка перевоплотился в усмешку, и она произнесла:

- Привет, Младшая, издавна смотрелась в зеркало?

- Уверена, что не желаю этого делать, - сухо ответила я. - Ты прослушала музыкальную шкатулку?

Она пришла в чувство.

- Да. Это страшно. Серьезно. Худшая. Музыка Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава. На свете. Я не уверена даже, можно ли это именовать музыкой.

- Ужаснее чем песня, которую ты слышишь из темных дыр?

Она на мгновение задумалась, а позже произнесла:

- Нет, это быстрее как песня, которую я слышала от различных каст Невидимых. С ней что-то не так.

- Почему я одна слышу красивую песню? - раздраженно Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава спросила я.

Танцор пожал плечами.

- Понятия не имею. Я все еще работаю над переводом ее в числа. Давай я проиграю для тебя отрывок, и поглядим, звучит ли это на моей клавиатуре так же страшно, как из шкатулки. Может быть, она искажается из-за чего-то в Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава самой шкатулке.

Он плюхнулся назад на собственный стул, развернулся и подключил клавиатуру, потом обернулся через плечо, читая нотки музыки с компьютера, и начал играть.

- Ай! Закончи! - закричала я, торопливо зажимая уши. - Не эту песню я слышала. Она ужасна! Ты, должно быть, что-то не так записал.

- Это точно те же нотки, - сделал Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава возражение Танцор. - Я перевел их в числа, начиная с «до».

- Ну, кое-где ты там ошибся. Может быть, ты начал с другой нотки, а не с той, с которой желал.

Он глупо уставился на меня.

- Я не ошибаюсь, Мак. Я играл конкретно то, что играет шкатулка, - он поглядел на Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава Алину, прося доказательства, и она кивнула.

Я произнесла:

- Я знаю только то, что слышала не эту мелодию. Я слышала вот это, - я начала тихо напевать мелодию.

- Но мы слышали совсем не это, Младшая, - произнесла Алина.

Танцор замахал на нее рукою, прося умолкнуть, глаза его в один момент зажглись.

- Всем Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава молчать. Напевай, Мак. Просто продолжай напевать.

Я напевала. И напевала. И еще напевала. А он посиживал, взор его расфокусировался, он слушал, кивал, и в конце концов обширно заулыбался.

- Будь я проклят! - он крутнулся назад к компу. - Я слышу схему. Я ее вижу. Это одна из особенностей моего Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава мозга. У всего есть структура. Даже у соц взаимодействий. Время от времени трудно в их не потеряться. Время от времени, - гласил он, печатая, - я так отвлекаюсь составлением математических конструкций из соц ситуаций, что забываю, что по сути являюсь их участником, - он замолчал и пару минут печатал, напевал нотки Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава, опять печатал, потом оттолкнулся от компьютера и уставился на меня, сияя. - Я знаю, что с тобой не так, - отрадно заявил он.

- Просвети меня, - настороженно произнесла я.

- Ты слышишь песню напротив. Совершенно перевернутой. На каждом гребаном уровне. Нереально. И ты даже недостаточно умна, чтоб осознать, как это фантастически неописуемо. У Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава тебя синдром Аспергера[64]? - востребовал он. - Какие еще необыкновенные вещи делает твой мозг? - он прищурился, сверля меня взором, как будто я классный эталон, который ему охото шлепнуть на стеклышко и засунуть под микроскоп.

- Напротив. Растолкуй.

- Как ты начала напевать, я сообразил, что на самом деле это то же самое. И Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава в то же время нет. Инверсия - это перестройка частей с ног на голову в интервалах, палитрах либо мелодиях. Проще говоря, ты слышишь музыку шкатулку на сто процентов перевернутой, - он сделал руками вращательное движение. - Совершенно перевернутой, и это неописуемо. Люди не слышат музыку совершенно перевернутой.

- Сыграй на клавиатуре так, как я Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава ее слышу.

- Дай мне секундочку, - он возвратился к работе за компом, переворачивая то, что он ранее перевел в числа. Окончив, он открыл программку, ввел данные, надавил на какие-то кнопки, и через колонки компьютера полилась музыка.

Я одномоментно перенеслась в состояние блаженства.

В сей раз, как я с радостью увидела, я Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава была не одна такая.

Это очень рано завершилось, и мы втроем покачали головами, чувствуя себя страшно потерянными.

- Это, - произнес Танцор тихим удивленным голосом, - было самой выдающейся последовательностью частот, которую я когда-либо слышал.

Алина согласилась, выглядя немного потрясенной.

- Это и есть песня? - востребовала я.

Танцор фыркнул Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава.

- Ты у меня спрашиваешь? Откуда я должен знать? Ты чертова царица, которая должна с ней что-то сделать. Так ведь?

- Думаю, это должна быть она. Но это просто глупо. Повелитель не смог ее воссоздать. Мы точно это знаем. По другому он преобразовал бы возлюбленную в Фейри, а он этого не Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава сделал. А он дал любимой музыкальную шкатулку за длительное время до того, как она предположительно уничтожила себя.

- Тогда это не может быть песней, - произнесла Алина.

- Может быть, это ее часть, и он так и не сумел отыскать остальное, - представила я.

Танцор запустил обе руки в волосы, будто бы готов был выдрать Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава их все с корнем.

- Гребаный ад, будем надежды, что это не так. Знаешь ли ты, как нереально окончить чью-то чужую симфонию? Полностью. Взгляни на выдающиеся мозги, которые работали над Десятой симфонией Малера. Ни одна версия мне не показалась правильной. Я так злился, слушая их, что сам Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава предпринял несколько попыток. И вышло не лучше. Нереально вполне продублировать чье-то чужое творческое видение.

- Но если непосредственно эта песня сотворена из частот, влияющих на материю - что, я уверена, твои девайсы как-то узнают - ведь даже часть песни поможет для тебя заглянуть в то, какие частоты действуют на материю темных Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава дыр? И ты ведь сможешь опираться на это в предстоящем?

- Естественно, - измученно произнес Танцор. - Если б у меня было несколько веков для работы и бессчетное количество совершенно сдерживаемых темных дыр для тестирования моих теорий.

Я вздохнула, прижимая пальцы к вискам и усиленно думая.

- Я знаю, в этом Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава что-то есть. Я не знаю, откуда мне это понятно, но я знаю. Просто конвертируй это, инвертируй и попробуй проиграть одной из малеханьких темных дыр, хорошо?

Он пожал плечами.

- Попробовать стоит. Мы все равно не можем сделать ничего другого, - он развернулся в кресле и начал печатать. Приблизительно через три секунды он Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава бросил через плечо. - Уйдите. Вы нарушаете личное место моего мозга.

Издав смешок, я протянула руку Алине и предприняла первую попытку просеивания в тандеме.

Mea culpa[65]

Мак

Скоро после чего я влетела в книжный магазин, Алина следовала за мной по пятам, обе мы держались за лица и бурчали для себя под нос.

Мое Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава 1-ое просеивание в тандеме прошло безуспешно.

Команда по переговорам насчет Договора уже прибыла и дожидалась нас. Мой папа посиживал на центральной подушке честерфильда, распластав руки по спинке дивана, Бэрронс и Риодан как обычно посиживали по углам, а Круус просто прислонился к каминной полке.

Чуть лицезрев меня, Бэрронс вскочил Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава на ноги горой мускул и злости.

- Кто, черт подери, поставил для тебя фингал? - прорычал он.

- Ты сам, - ответила я обманчиво сладким тоном, прижимая руку к ушибленной щеке. - И твои гребаные щиты. Такое чувство, как будто в кирпичную стенку врезалась.

К счастью, я стремительно исцелялась. К несчастью, моей Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава сестре не так подфартило.

Уголки его рта дернулись, потом он сдался и просто сверкнул одной из числа тех редчайших всеполноценных улыбок, от которых у меня перехватывало дыхание. Он был так катастрофически великолепен, а его ухмылки были подобны солнечному свету на черном бархате неба, неописуемые и удивительные.

- Ты просеялась. Ты разобралась, как Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава это работает, - пробормотал он. - Без Крууса.

- И вернула аббатство, - гордо произнесла я ему. - Смотрится как никогда здорово.

- Ты подпишешь Договор и восстановишь мои крылья, - прорычал Круус.

- Я намереваюсь это сделать, - я подписывала его не только лишь для того, чтоб выяснить, как воспользоваться Настоящей Мистикой. Я желала полного и бескрайнего доступа Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава к богатым познаниям и инфы Крууса. Я желала знать, не доходили ли до него хотя бы мельчайшие слухи о том, что повелитель приблизился к восстановлению песни. Я желала проиграть ему музыкальную шкатулку. Занять его мозг на целые деньки.

Я бездвижно застыла, чувствуя под собой красивую и раненную Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава землю, и пригласила ее вернуть его оборванные крылья.

Круус резко вздохнул, выпрямился во весь собственный большой рост, откинул голову и оттолкнулся от камина.

- Ах, - промурлыкал он. - Да, этого-то мне и недоставало, - он на мгновение прикрыл глаза, поправляя и устраивая его мощные бархатные крылья. Потом открыл глаза и Карен Мари Монинг – Песнь лихорадки 20 глава пронзил меня взором. - Подпиши Договор. На данный момент же.


kanon-molebnij-presvyatej-bogorodice.html
kanon-prepodobnomu-amvrosiyu-optinskomu.html
kanon-svyashennogo-pisaniya-tema-iudaizm-80-tema-buddizm-91.html